Группа бойцов из клуба Российские Дороги организовала "Сусанин Трофи" 2002. Вообще то клубное мероприятие проводится ежегодно уже с 1997г., но в этом году было решено придать ему очертания официального трофи, с маршрутными каратами, легендами, точками джипиэс, корреспондентами, логотипами, спонсорами и прочими атрибутами "большого" трофи. Правда, с одним лишь маленьким исключением: Сусанин трофи должно было стать увлекательным приключением, где бы участники не просто изнурительно боролись с джиперскими трудностями (как в подавляющем большинстве современных "взрослых" соревнований по версии АТК), но, и это самое главное, получали бы удовольствие, отдыхали, радовались красотам природы и набирались сил. Такой необычный подход организаторов к соревнованиям, поначалу вызывавший некоторые сомнения, в итоге, оправдался на все сто процентов! Учитывая значительную удаленность маршрута от твердых дорог и крупных населенных пунктов, затруднявшую ремонт и эвакуацию машин с трассы, организаторами был проведен тщательный предварительный отбор участников, предварительно заявленный, как "фейс-контроль". В результате, у точки старта встретились 12 достаточно подготовленных машин, внушавших доверие к себе и своим экипажам. Это были: УАЗы, Ниссаны и Лэнд-Роверы. Живописный вид, открывался от огромного валуна - памятника Ивану Сусанину- на бескрайнее болото, где, по преданию, и сгинули польские захватчики, еще в те древние времена не одолевшие Российское бездорожье. Огромный шар кроваво красного солнца как то, не слишком дружелюбно, поднимался из болота. На лицах членов экипажей читалось некоторое сомнение в разумности повторения рискованного опыта первого Российского экскурсовода (как называют его местные жители) - Ивана Сусанина. На всякий случай сделали общий прощальный снимок на фоне гиблого болота. Однако, отступать было уже поздно и по сигналу Гоши - старшего по трофи, экипажи ринулись в бой.

       Маршруты первого дня не содержали большой грязи и определялись в легенде как простое ориентирование. Хотя все участники имели при себе джипиэсы, но многие впервые столкнулись со столь плотной навигационной работой. Поиски контрольных точек участниками, производили впечатление, как минимум, реальных партизанских боевых действий в глубоком тылу врага. Команда подготовленных УАЗиков гордо проигнорировала, явно прописанную в легенде лесную дорожку и самоотверженно пошла к контрольной точке напрямую через кустарник и мелколесье. Когда через пару часов форы, машина организаторов догнала колонну, нашим глазам представилось жутковатое, но впечатляющее зрелище. Стадо бизонов несущееся по прерии и сметающее все на своем пути..., тунгусский метеорит, произведший огромный вывал леса...- ничто! по сравнении с двухчасовыми навигационными опытами небольшой группы, с энтузиазмом ориентирующихся по джипиэсу, УАЗиков! Поваленный подлесок, развороченные пни, расколбашенные в грязное месиво лужи, перемолотые, как в жерновах, кустарники…. Весь этот, мягко говоря, странный, след затейливыми зигзагами периодически приближается к контрольной точке, но, не доходя до нее каких ни будь 300 метров, опять отворачивает в сторону. Наконец, в конце следа мы обнаруживаем чуть под уставших от реального ориентирования УАЗиков во главе с Костей и Мишей, которые уже бодро заправляют бензопилы, чтоб пропилить дорогу, через последние сотни метров уже довольно взрослого леса. Мы едва успеваем остановить их лесопильный порыв и, развернув колонну, через некоторое время попадаем на, отмеченную в легенде, просеку. Дальше двигались общей группой и без особых приключений миновали пару заброшенных деревень. Жирные, отяжелевшие тетерева нехотя выскакивали из под колес и со сдержанными ругательствами неторопливо отбегали на десяток метров в сторону, для вида лениво хлопая себя по бокам черными, как смоль, крыльями. При том с кончиков крыльев у этих вкусных тетеревов, кажется, явно капал жир. На мелкой, но изумительно чистой и прозрачной речке Ноля, мы нашли старую разрушенную плотину и с удовольствием искупались в заводи .... Миновали какие то развалины, и посреди огромного зарастающего поля увидели странную насыпь, густо поросшую деревьями и плотно выложенную булыжником. Это оказался участок старинного Екатерининского такта, вдоль которого и пролегал наш дальнейший маршрут. Дорога, построенная еще нашими пращурами, не смотря на свой почтенный возраст, находится в неплохом техническом состоянии и нуждается, пожалуй, только в расчистке от упавших деревьев... Вдруг, в просветы между деревьями далеко в низине между двумя холмами, показалась высокая церковь белого камня, густо заросшая взрослыми деревьями. Мы были поражены столь странным ее расположением и видом. Ведь, обычно, церкви ставили на высоких местах, где их ото всюду хорошо видно и далеко слышно звон колоколов. Наше недоумение рассеял местный житель: "Это еще барин построил, согрешил он на том месте, ну вот чтоб грех свой как-то загладить перед богом и людьми и построил там церкву!". А по поводу нашего Екатерининского тракта, он обронил загадочную фразу: "Строили его еще пленные Австрийцы!". Откуда взялись в деревне Чертово под Чухломой пленные Австрийцы?, что они там делали?, зачем? и, главное, когда? Попали ли они туда по недоразумению, или их водил по лесам какой ни будь внучатый племянник Ивана Сусанина - эти вопросы пока остались для нас загадкой! На заправке за Галичем колонну догнали телевизионщики из НТВ, опоздавшие на старт. Поэтому старт и первое бездорожье им пришлось снимать уже в сумерках, прямо у бензоколонки, заставляя нас по несколько раз съезжать с асфальта на газон, делая при этом мужественные и одухотворенные борьбой с бездорожьем, лица. Впрочем, ребята оказались профессионалами, и ролик по телевизору выглядел весьма правдоподобно! Первый лагерь был на красивой речке Вига. Ехали мы к нему уже в полной темноте. Ночной поиск лагеря - это моя любимая джиперская дисциплина! Это увлекательнейшее ночное занятие, не идет ни в какое сравнение с преодолением любой другой джиперской трудности! Умело прописанный организаторами в легенде лагерь, достаточно подготовленная и по-уши укомплектованная навигационным оборудованием джиперская колонна, может искать часами, носясь вокруг него по полям и лесам и оглашая окрестные деревни ревом мощных моторов, а окрестный эфир - непередаваемым джиперским СБ-шным фольклором. Особенного успеха в этом занятии можно достичь, если во главе колонны находится опытный штурман, вооруженный НАТОвским ноутбуком с со свежей навигационной программой "Ози" в нем, прошлогодним треком трассы и кропотливо прописанными всеми точками маршрута, а так же с топографической картой, схемой проезда, и подробным описанием всех попутных ориентиров. Не смотря на все это навигационное богатство, если у штурмана в заначке найдется хотя бы пара - тройка баночек замечательного зеленого джин тоника (больше известного, как "штурманский возбудитель") - то грандиозный успех всего мероприятия - гарантирован! Если, по началу, все участники ночного лагеря поиска (дальше "НЛП" - не путать с "НЛП" - Нейро Лингвистическим Программированием) послушно и с большим энтузиазмом выполняют все повороты и развороты головной машины, то с ростом скорости поиска лагеря, и при достаточно опытном и быстром водителе, задние машины уже не успевают отрабатывать все маневры, теряются и начинают бессмысленно метаться по полю. Более опытные участники НЛП к моменту наступления всеобщего хаоса обычно готовятся заранее. И при первых признаках его проявления, останавливаются посреди дороги, обозначая себя аварийкой, достают съестные припасы, бутылки с волшебным джиперским напитком и начинают все это с бешеной энергией употреблять, не забывая , впрочем, внимательно слушать эфир. Более активные экипажи разделяются на мелкие и более управляемые группки. Они вспоминают, что у них тоже есть карты и легенды и что, в общем то, это именно они и должны ориентироваться по условиям соревнований - за этим, собственно, они сюда и приехали! Всем им разом вдруг становится ясно, в какой стороне находится вожделенный лагерь, и их машины бодро уносятся в совершенно разных направлениях. Поплутав в темноте еще с полчаса, и в пятый раз проехав по собственным следам мимо забытой пивной банки, раздосадованные группы собираются у подкрепляющейся машины. Она, пока еще, твердо стоит на месте, так как уже не может никуда ехать, поскольку уничтожила все запасы продовольствия и, главное, у нее кончились запасы волшебного джиперского напитка. Особую пикантность всему мероприятию придают те несколько несчастных экипажей, у которых не оказалось с собой достаточного количества навигационных приспособлений, к тому же у них не было ни капли штурманского возбудителя, и которые, по какому то печальному недоразумению, все же достигли лагеря. Теперь они пребывают в полной неясности. С одной стороны, они чрезвычайно довольны тем, что, наконец, нашли лагерь, но с другой стороны, они изрядно озадачены столь длительным отсутствием всей колонны во главе с организаторами. В итоге, они начинают испытывать смутное томление, затем легкую досаду, а затем и огромное сожаление , что слишком быстро нашли лагерь и, стремясь испортить удовольствие поиска нам, начинают давать в эфире различные полезные советы и выяснять наши текущие координаты до пятого знака. В добавок ко всему, они даже посылают две самые подготовленные машины нам на встречу!... Впрочем, вся эта их мышиная возня уже не может испортить нам праздника НЛП! Поиски лагеря разгораются с новой силой. Кто-то спрашивает по рации, где у них в лагере видна луна. Выясняется, что в лагере луна слева. Мы видим луну справа. Эта информация расценивается, как позитивная, и мы приободряемся. Однако, следом приходит сообщение что, судя, по переданным нами ранее координатам, мы находимся в 30 километрах от лагеря. Это уже негатив! И я лихорадочно пытаюсь вспомнить, откуда прочитал циферки наших координат в эфир: то ли с номера соседней машины, то ли с циферблата часов, (а может и с пивной этикетки J).... Простая и счастливая мысль внезапно нас озаряет! Мы останавливаемся и устраиваем минуту тишины: глушим моторы, выходим из машин. И просим по рации ребят из лагеря погудеть нам автомобильными сигналами. Тревожную тишину ночи не нарушает ни единый звук: ветер стих, солнце село, птицы уснули, звери разбежались, а колхозники в деревне - затаились, почуяв неладное. Сигнал в ночи мы непременно должны услышать. И вот Победа!!! Отчетливое "фа-фа" слышится, где-то близко, совсем близко, даже слишком близко... - из динамиков наших раций! … Тогда вторая простая и счастливая мысль повторно и не менее внезапно озаряет нас! Пусть эти умники из лагеря поморгают нам дальним светом. Вот уж тут то им рации точно не помогут нас запутать! Однако, сколько мы ни пялимся в ночь, в кромешной тьме, кроме издевательского мерцания ковша большой медведицы, не удается увидеть ничего хоть сколь ни будь подходящего. Тем временем выясняется, что, выехавшие из лагеря на наши поиски, экипажи нас благополучно не обнаружили и теперь не могут найти уже и самого лагеря. Мероприятие НЛП принимает все более и более захватывающий характер. Раздаются смелые предложения отчаянных сорвиголов запалить деревню, тогда зарево увидят в лагере или в райцентре, и правильное направление нам подскажут наши ребята из лагеря или пожарники из Галича. Но, притаившиеся было, колхозники, активно возражают. И тут, в направлении, противоположном нашему внутреннему ощущению лагеря, мы вдруг видим два одиноко блуждающих огонька автомобильных фар! По машинам! И вот уже, возбужденная близостью лагеря, колонна летит мчится в ночи, как стая бабочек на свет, диких и необузданных бабочек, сметая все на своем пути, в том числе и сам этот свет! Увидев устрашающее приближение такого табуна, наши горе искатели ( а это были именно они) быстро находят дорогу в лагерь и мы, как верные последователи Наполеона, фактически на их плечах врываемся в вожделенный лагерь! Ура! Виктория! Дамы и девицы кричат "Виват!" и непрерывно бросают в воздух чепчики и прочие предметы дамского туалета. Перенервничавшие колхозники в деревне, усталые, но довольные, еще не веря своему счастью, ложатся спать… Ночь проходит в тревоге за пропавшую буханку организаторов во главе с Гошей. Мы с Димой подавляем попытки ребят ринутся на ночные поиски Гоши ("НПГ" - это еще похлеще "НЛП"!) - он опытный боец и справится с любой ситуацией. Утром, наш лагерь обнаруживается на красивейшей излучине реки, с классическим пасторальным пейзажем, в котором только вместо нежных розовых овечек - грязные вонючие, но необычайно компанейские, коровки. Вода в реке прозрачная, но жутко холодная и зубы чистить приходится с утроенной скоростью. Находится пропавшая буханка с организаторами. Оказывается, в лесу у них оторвало рулевую сошку, и ребята пешком ушли за 20 километров, нашли колхозную кузню, разыскали кузнеца, где и отремонтировали деталь - и все это в Воскресенье!....

      Раздача карт, короткий инструктаж и бодрый старт участников. Телевизионщики, тем временем, упрашивают нас поснимать преодоление, какого ни будь крутого, бездорожья. Взметая стену воды, мы гордо преодолеваем пустяковый бродик. "Теперь еще раз и помедленней, повыразительней; теперь - побыстрей "- дубли следуют один за другим. Когда, через час, мы выезжаем на маршрут за колонной участников, в эфире слышно, что они только что нашли дорогу от брода! М-да!, ночная тренировка не прошла даром! Сложнейшую лесную трассу , где из года в год мы гарантированно сидели в болотах часами, (а вначале даже и сутками) проскакиваем на одном дыхании в раллийном режиме. Все высохло. Даже Третья Гать, где наши ребята жили в шалаше около своих, утопленных в болоте машин, несколько дней, как Ленин в Разливе, представляет из себя всего лишь илистую глубокую и длинную колею в болоте. Здесь мы обнаруживаем первые следы борьбы участников. Они применили смелую тактику, решив объехать твердую и, в общем то, прочную гать непосредственно по болоту. Глубоченная тупиковая колея, грандиозная яма в болоте с выступающей водой, несколько выдернутых с корнем деревьев на противоположном берегу и банки из под пива, подробно рассказывают нам, как трагически развивались события. Едем дальше. Вдруг слева на взгорке между деревьями видим покосившийся крест, рядом еще один, еще и еще. Кладбище в лесу производит жутковатое впечатление: просто в лесу среди деревьев -обветшавшие старые кресты. На давно заросших могилах алыми каплями - свежая земляника. Там где можно разобрать, читаем фамилии, они часто повторяются. На сельских кладбищах это обычное дело. Вот рядом лежат муж с женой. Родились в 1920г., умерли: она в 1956, а он пережил ее на 40 лет! Да… судьбы людские..... Бр-р...как то здесь жутковато. Когда идем обратно к машинам, я вдруг отчетливо слышу звук, похожий на звук оборвавшейся струны! Скорей из этого жуткого места!

      Видимо кладбище нам попалось неспроста, и в заброшенной деревне, куда Гоша везет запас папирос и пива для нашего старого знакомого одинокого деда, мы находим только его пустой, брошенный дом. Осматривая огромный дом - пятистенок, в мансарде обнаруживаю под обоями слой старых газет: "Губернские ведомости" за ноябрь1905г. В статье - сводка боевых действий в Порт Артуре, война с Японцами. Ого! (Продолжение следует)

 

Razgrom